Криптообщество от анархии к просвещенной монархии


Алексей Полунин

Hits: 146

С легкой руки создателя биткойна мир перешел в следующую стадию своей цифровизации. Чуть ли не каждый день появляются новые проекты, в основе которых лежат принципы, опробованные в первой криптовалюте. Перед нами открываются широкие перспективы внедрения этих технологий в разных областях нашей жизни. Но так ли все безоблачно?

Опубликовано 23 июля 2017 г.

 

Я не буду подробно останавливаться на принципах построения таких систем, в Интернете можно найти много информации на эту тему. Впрочем, к большинству материала следует относиться с определенным скепсисом. Зачастую очередная статья является обычным пересказом ранее написанного, при этом каждый новый автор вносит свою лепту в число ошибок.

Целью моей статьи является описание нового концептуального подхода к построению систем с использованием технологий блокчейна. Не сомневаюсь, что изложенная точка зрения получит изрядную долю критики. Тем не менее, приступим.

 

Три кита мира блокчейна

Если на новое явление в цифровом мире взглянуть с философских позиций, то бросается в глаза удивительная схожесть алгоритмов построения, например, системы Биткойн, с некоторыми формами государственного устройства.

Напомню, эта система держится на «трех китах» и по своей сути представляет летопись происходивших событий.

Первый кит это равноправие всех участников, выраженное в сетевой архитектуре Р2Р. В такой сети нет ведущего сервера, центрального ядра, которое управляло бы функционированием Биткойна. Конечно же, есть определенные «правила игры», которые, словно библейские заповеди, были оставлены создателем системы. Кому эти правила не нравятся, могут просто игнорировать Биткойн. Таких людей немало, поэтому столь много альтернатив первой криптовалюте. Но те, кто принял правила, становятся равноправными участниками огромного сообщества.

Вторым китом следует считать криптографические методы как основу обмена информацией в этой системе. Криптография не только материализует в цифровом мире известную поговорку: написано пером, не вырубишь топором, но и обеспечивает анонимность участников системы со всеми сопутствующими плюсами и минусами.

Наконец, третий кит это консенсус между участниками по вопросу формирования летописи происходящих событий. Без всякого сомнения этот кит вызывает наибольшее число споров и вопросов.

 

Криптообщество как зеркало оффлайн

- А где же философская точка зрения? - спросит внимательный читатель и будет прав. Терпение, терпение… Без краткого, крайне упрощенного экскурса в принципы построения Биткойна нелегко будет понять некоторые тезисы, которые я изложу ниже.

На мой личный взгляд, князь Кропоткин стоя аплодировал бы этой системе. В ней реально воплотились принципы настоящего анархизма, которые так вдохновляли мятежного князя. Оппоненты могут возразить, наоборот, системы Биткойн выглядит как зеркало полноценной демократии. Возможно это и так, только в Биткойне демократия представлена в своем первобытном виде, выраженном в несколько вульгарном «законе курятника»: толкнуть ближнего, накакать на нижнего и постараться взобраться повыше.

Кстати, сам автор криптовалюты Биткойн, Сатоши Накамото, в библиографии к своей концептуальной статье под первым номером ставит работу, автор которой откровенно называет себя крипто-анархистом.

Конечно, Сатоши Накамото, чья личность достоверно не выяснена (хотя лично я считаю, что под этим псевдонимом скрывался талантливый программист Хэл Финни), пытался  внести некоторую упорядочность в работу системы. Сам принцип PoW (Proof of Work, доказательство на основе работы) явно взят из протестантской морали – больше трудишься, лучше живешь. В применении к криптовалюте – быстрее перебираешь кэши, больше зарабатываешь биткойнов. Но благими намерениями, как известно, вымощена дорога в ад. На практике это приводит к явному неравноправию участников системы. Происходит как в первичных демократиях Древней Греции (для любителей импортозамещения, в средневековой республике Великого Новгорода) – у кого крепче кулаки и громче голос, тот и прав.

Вспомним «первого кита», архитектура Р2Р подразумевает не только отсутствие единого центра управления системой, но и отсутствие «третьих лиц», посредников при любых взаимоотношениях между участниками системы. Например, для финансовых транзакций становится ненужным банк, а для договорных взаимоотношений отпадает надобность в нотариусе. С одной стороны это неплохо, даже хорошо, но с другой стороны открывает широкие перспективы для мошенничества. В исходной идее Биткойна была заложена идеалистическая концепция, что все участники системы будут иметь чистые помыслы. Увы, это не так, достаточно ознакомится со статистикой инцидентов в разных системах криптовалют.

Итак, криптовалюты первого поколения, точнее, криптосистемы класса блокчейн первого поколения, очень похожи на начальные модели становления гражданского общества. Как мы знаем из истории, впереди пользователей этих систем ждет тернистый путь.

Но в цифровой век не надо ждать столетия, чтобы улучшить ситуацию. Прошли лишь считанные годы, даже месяцы после того как Биткойн овладел умами тысяч пользователей, и начались попытки устранить недостатки этой криптовалюты. Наиболее известным и востребованным стал проект Виталика Бутерина, получившем название Ethereum.

В Эфириуме была предпринята попытка внедрить смарт-контракты для расширения возможностей прямых договоренностей пользователей без участия третьей стороны (арбитра, третейского судьи и т.п.). По сути, это попытка формализовать в алгоритмическом виде договорные отношения, вытекающие, например, из норм гражданского кодекса. Идея правильная, только вот вновь идеалистическая, формализовать все нюансы взаимоотношений между людьми пока не удавалось никому. Если удастся, то получится пресловутый ИИ (искусственный интеллект). Поэтому сфера применения умных контрактов ограничится небольшим классом повседневных задач. Например, покупки в интернет-магазинах, в билетных кассах, оплата коммунальных услуг и т.п.

Так же в Эфириуме планировалось расширить методы выработки консенсуса при формировании летописей текущих событий. Наряду с PoW должен использоваться PoS (Proof of Stake, доказательство на основе доли).

Симптоматично, но в развитии криптообщества (кстати, хорошее название для будущего мира, основанного на повсеместном применении технологий блокчейна) с внедрением PoS произошел шаг, повторяющий этап развития оффлайн цивилизации. Приоритет в принятии решений перешел от примитивной грубой силы к владельцам ценностей. Конечно, использование консенсуса на основе принципа PoS имеет свои подводные камни и имеет своих противников. Но это реальный шаг вперед.

Буквально месяц назад, в начале июля 2017 года, криптообщество было взбудоражено успехами краудфандинговой кампании, которую открыла EOS. Это новый проект Даниэля Ларримера, хорошо известного в среде поклонников криптовалют. Проект стал самым успешным в криптовалютной индустрии, собрав в течение первого раунда более 170 млн. долларов. EOS, как представляет платформу Дэн, является операционной системой на основе блокчейна. По замыслу создателей, эта система ориентирована на разработчиков децентрализованных приложений, давая им возможность не тратить время на разработку технических решений, а сосредоточить свои усилия в прикладных вопросах. Для этого EOS предоставляет инструментарий доступа к базам данных и управления аккаунтами пользователей, планирования событий и для коммуникаций внутри приложений. По сравнению с Биткойном новый проект обещает масштабирование блокчейна до миллионов пользователей и миллионов транзакций в секунду за счет параллельной обработки данных.

Время покажет, насколько востребованными окажутся услуги EOS, но в аспекте данного моего исследования хочу обратить внимание на эволюцию алгоритма достижения консенсуса. Принцип, использованный для EOS (хотя это далеко не первый проект, где он применяется), получил название DPoS (Delegated Proof of Stake, делегированное доказательство на основе долей). Если взглянуть с философских позиций, то легко увидеть схожесть этого принципа с привычной избираемостью органов власти. Когда уже не только грубая сила, деньги, но и моральный авторитет становится инструментом продвижения своего мнения. В системе EOS право ведения летописи, т.е.  создания цепочки блоков, возлагается на избранных членов сообщества. По словам Дэна Ларримера, всегда есть возможность переизбрания, если членов сообщества не устроит его деятельность.

Забавно, но в терминологии EOS эти избранные члены получили название witness, свидетель. С технической точки зрения такая упорядочность в деле формирования блокчейна позволяет достичь высокой производительности. Например, время подтверждения транзакции составляет всего 3 сек. В сравнении с примерно 30-60 минутами в Биткойне.

 

Аристотель против

Казалось бы, вот он долгожданный хэппи-энд, прямая демократия через выборы торжествует. Но так ли это на самом деле? Выбор схемы организации власти в обществе поднимал еще Аристотель, прямая демократия у него вызывала определенный скепсис. История и повседневная жизнь нам постоянно доказывают, что «плоское» общество (Р2Р) отнюдь не самое эффективное. Это идеалистическая модель нигде долго не приживается, ни среди людей, ни среди природы. Если верить Аристотелю, то лучшей формой управления обществом является просвещенная монархия. Желающие оспорить этот вывод могут дискутировать с Аристотелем. Лично мне нравится такой вариант, жалко, что великий мудрец не указал место, где искать просвещенных монархов.

Есть еще один аспект на который так же указывал Аристотель. Это необходимость выбора варианта управления от конкретной ситуации в обществе. В применении к криптообществу и технологии блокчейна - выбор сетевой архитектуры и способа нахождения консенсуса зависит от конкретных задач, которые мы собираемся решить с помощью создаваемого проекта.

В следующей части я раскрою свое предложение по созданию системы «просвещенного монарха» в криптообществе.


Комментарии (0):

Добавить комментарий

 
Ваше имя:
Ваш комментарий:
Решите задачку (ответ напишите цифрами):
Два + Шесть =

 
 
 
Наверх